загадошная восточная дама

(no subject)

Куда провалились 30 лет назад богом оброненное для меня золотое равновесие, трезвость прикосновения ко всякому предмету-человеку, привычка жить без падений вообще? Летишь с лестницы, сериально грохочешь конечностями о жирно-лаковые ступени и в голове ярким эхом "пздц, тлько не нга"! И тело что-то делает само: втягивает, поджимает, жертвует пальцем, чтобы остальное распрямилось и бегало по делам.

Сидишь потом над пальцем, капаешь от боли и удивления, и думаешь меж двух каплей о Пушкине и его бакенбардах. Как он остренько пронзает носом поэтическую вечность прямо с растиражированного эстампа, как темнеет привычно длинным поэтическим виском – абрис в точности, как плотная тучная негоразда на моем пальце, как он там вообще этот Пушкин?

И плавно о мелком уродливом кобельке, чернобоком, блестящем от питательного внимания дачниц, типичном представителе породы Новотроицкий степной – криволапый, как кочевник, лобастый, с длинным нелепым телом, весь сплошная деформация, издевка над культурным собачеством. Тоже Пушкин. Ничего не достиг в жизни, кроме ветчины из незакрытого дома, ничего не добился, кроме необъяснимого благоволения, а поди ж ты, посвятила в арапы и ничего в ответ не жду.

Ну и поковыляли на море. Что здесь еще делать без Пушкина? Только есть, плавать, на людей смотреть, себя предъявлять в секретах Виктории. Чую, быть им, белоснежным секретам, одноразовыми после азовских объятий.

А палец бодр и почти не пеленгуем. Зря я нагнетала и выискивала трещин – ничего мне не сделалось то ли по старой памяти, то ли с непривычки посвящения.
загадошная восточная дама

resur..

Очень странное чувство настигло недавно. Я наклонялась за чистотелом, думала - вот, четыре года прошло, казалось поначалу, ничего здесь не сдвинется, невозможно это, хмель передушил цветы и деревья, все заросло, я убиваюсь об этот непорядок в хлам, уезжаю, возвращаюсь - все на месте, заросшее, сильное, будто и не было меня, фанатично упершейся ногами в землю, а руками в очередной корень зла.

А сдвинулось.

Во втором домике Форельич сделал полы. И вот-вот поставят оконный пластик. И есть новый славный стол и скамейка, и с водой что-то решается. Последнюю ошалевшую от дикости бывшую розу выкосили с Санычем на прошлой неделе. Везде можно пройти, все цветет, все пахнет, тайно растут 4 вида грибов. Я теперь каждое утро, пока все спят, хожу на огород смотреть, как ползут вверх бобы и руккола, и все чаще ловлю себя на мысли, что скоро делать будет совсем нечего, можно будет готовить вкусно и много, ждать вечернего представления желтых цветов, когда они распускаются прямо на глазах и тут же нетерпеливые, но обстоятельные пчелы и бражники пачкают хоботки в их пыльце, и дописывать свои бесконечные долги перед Санычем, а то и множить их, бессовестно улыбаясь, как сейчас))

Так вот чувство, которое я поймала, наклонясь за чистотелом, называется любовь. В точности как желтый цветок, отстреливающий завораживающе-медленно первый лепесток, внутри что-то развернулось до тепла, до улыбки. Это упреждающая любовь. Я поняла, что появился ресурс на нового человека. Вернулся интерес к людям. Даже если новой дружбы не случится, это все равно хорошо. Оживаю.
и не так..., Жизнь заставит

Проходное важное

Зависли в Родовом гнезде с Санычем (да, я в Стервополе). Читали по очереди Гусенице про Пифа и Геркулеса. Одно пролистываю - шовинизм, другое, как вредное заблуждение, бракует Саныч.

- Слушай, - говорю, - будь я иллюстратор-копирайтер какой-нибудь Библии, случился бы конфуз. Ведь как изобразить правильный рай, если там могущественная насильственная фигура бога, который ставит подопытных подследственных созданных по образу и подобию в положение дабл байнд - изволь слушаться и не жрать-с яблок и имей при этом свободную волю, а то я вас голышом по миру пущу? Нехорошо. Не нравится мне эта фигура давно, а то, что вокруг нее наворочено, еще больше. Я за социальную ответственность творца перед потребителем, т.е. оставить патриархальную фигуру, пропагандирующую насильственные манипуляции, безответственно. Убираем из рая бога. Потом люди. Люди - это всегда проблемы. Рая с ними не получится.
- Останется одна яблоня, - понимает меня Саныч, и мы заливисто ржем над чаем и Пифом.

А теперь представьте, как интересно я пишу сценарии. Редактор мне советует "И пусть его племянница не поступит и пойдет по рукам", а я и на этом уровне упорно выправляю реальность и вписываю племянника, который не поступил и попал в армию.

Вообще же жизнь в Родовом гнезде прекрасна и удивительно похожа на райскую. Хотя вокруг встречаются соседи, а среди выгодных деревьев нет, пожалуй, только яблони.
загадошная восточная дама

(no subject)

Как три дня назад налайкала Андрюхины солнечные лютики-цветочки, так и кончилась у меня зима. Сегодня снова закружился неспешный снежок - а я уже для зимы потеряна. Уже у меня дача на сердце, весенний радостный гряземес и бесконечное чаепитие в гамаке, хоть и под пледом. И даже солнце, такое редкое у нас, скупое солнце сегодня появилось.
загадошная восточная дама

О едальных компаньонах

Наверное, каждый из вас знает человека, который не может есть один. Когда-то давно зевающая коллега открыла передо мной этот удивительный мир: "Она пришла в два ночи, разбудила меня и мы сели есть". "Но ты же не ешь после шести?" - "Я и не ела. Сидела за компанию. Юлька не может есть одна." Я тогда долго не могла успокоиться и расспрашивала - как это не может, почему?, зачем она позволяет этой Юльке будить себя среди ночи, чтобы сидеть с ней, жующей, вместо того, чтобы греть подушкой щеку. Или наоборот, щекой - подушку. Оказалось, что Юлька не уникальна. Их таких порядком. И я, удаляющаяся с тарелкой в свою комнату, вызываю у них не меньшее раздражение.

Наверняка, коллективное принятие пищи - какой-то полезный или обоснованный в прошлом ритуал. И со скрипом я с ним соглашаюсь. Потому что в это время можно славно поговорить. Но убей бох не понимаю, зачем некоторым едокам нужен обязательный компаньон, просто сидящий рядом. Его "необходимость" обосновывают даже так - иначе не смогу есть. Юлька, будучи весьма хлипка телесно, именно на сострадание и ловила едальных компаньонов.

Ладно, эту странную потребность человеку могли привить в семье, но откуда, скажите, откуда ее подцепил кот? Несчастное животное упорно требует меня к миске и жрет, пока нахожусь рядом. Отхожу - и он за мной. Подхожу - накидывается на свои катышки и хрустит, будто век не ел.
Вроде с возрастом недоумение должно приходить в дом реже, а у меня наоборот.
загадошная восточная дама

Почему жертва всегда виновата

В человеке заложена фундаментальная потребность создавать и поддерживать версию мироздания, в которой вселенная не бессердечна и неумолима, а страшные вещи не происходят случайно, и если ты внимателен и ответственен, то катастрофы можно избежать.

Мы все уязвимы, но никто не хочет, чтобы ему об этом напоминали. Мы хотим верить в понятный, контролируемый, неугрожающий мир, где всё будет 'окей' постольку поскольку ты играешь по правилам. Поэтому когда нечто ужасное случается с другими, нам необходимо отделить их от себя. Мы не хотим иметь с ними ничего общего, и тот факт, что мы можем быть в чём-то на них похожи, приводит нас в ужас.

Поэтому мы делаем из них монстров.

Это отрывок из мощного репортажа публициста Джина Вайнгартена "Fatal Distraction". В нем идет речь о других смертях и другой ситуации, но он невероятно своевременен. Спасибо Амиру за цитату. Она настолько справедлива и технически совершенна в деталях описаниях общего механизма защиты от страха, что, возможно, октроет глаза тем, кто не понимал, что с нами делает страх и какими словами говорит через наше тело.  Я привела ее в связи с убийством Ирины, в связи со многими другими убийствами, которые остаются невидимы, в связи с изнасилованиями, которых происходит столько, что никто не хочет в них верить и их видеть. В связи с насилием. 

Пока вы исследуете длину юбки жертвы, ее привычки, воспитание, пока вы говорите "на ней тоже есть часть вины", "она спровоцировала", "сама довела", "она была порочным ребенком, в 4 года совратила отца", пока вы троллите жертву, вы оправдываете насильников и убийц, вы ерзаете из страха оказаться тем, чьим телом однажды тоже воспользуются, не спрашивая, кому однажды со смехом напишут "надо было чаще брать в рот". Вы не хотите знать, что с вами это может произойти вне зависимости от того, как вы одеваетесь, где и в какое время ходите, сколько денег зарабатываете и насколько благополучны ваши знакомые.

Все эти слова, страшные своей легкостью и мерзостью комментарии показывают, что есть 90% одуревших от страха людей, которые настолько боятся 1% убийц и насильников, что готовы топтать и осквернять пострадавшего, доказывать, что он(а) заслужил(а) насилие, вместо того, чтобы сделать невозможным укрывательство преступлений, оказывать поддержку пострадавшим, сочувствовать. 90% людей - соучастники насилия, дающие преступникам индульгенцию, опору и поддержку, вместо участия к жертве. Такую силу имеет страх. И я понимаю теперь, почему не могли бежать тысячи людей в концлагерях, которых охраняла горстка конвоиров. Их тоже держал страх. Их нельзя обвинять - они были сломлены морально и физически, у них не было ресурса и опоры, у них был выбор только между умирать и умереть. Выжить в тех условиях - совершить невозможное, совершить подвиг. Но вы-то, вы! От вас никто не требует подвига и риска. Не надо геройства, не надо битвы. У вас есть опора, есть ресурс, есть право и возможность выбора. Придержите свой камень, который хотели бросить в жертву, не пинайте уже мертвое тело, не шарьте по его карманам, не обнюхивайте исподнее, и мы победим.
Все, что вам надо сделать - это просто оставаться человеком, а не ссущейся от страха обезьяной с гранатой.
Upd Мой комментарий у Данилы http://danilling.livejournal.com/144738.html?thread=2506850#t2506850 на эту же тему, тогда я еще не окончательно впала в ярость и лучше формулировала.